Древние египтяне

И. П. Магидович, В. И. Магидович  "Очерки по истории географических открытий"

 

В глубокой древности египтяне освоили узкую полосу плодородной земли, ограниченную долиной и дельтой «дышащей реки» Хани (Нила). К ней примыкал Фаюмский оазис с Меридовым озером, его современный остаток — Биркет-Карун. Свою страну египтяне называли Та Кемет («Черная земля») и правильно считали ее даром Нила. Эта земледельческая полоса, огражденная с трех сторон красными землями (пустынями) — Нубийской, Ливийской и Аравийской,— доступна только с севера, со стороны Средиземного моря.

После объединения страны под властью фараона Менеса (Аха) около XXX в. до н. э. Египет начал проводить захватническую политику. Восточное направление его экспансии стало одним из важнейших. В XXIX в. до и. э. фараон Ден (Удиму) впервые вторгся на Синайский полуостров и разбил войска кочевых племен сечет и менчу-сечет, увековечив свою победу на табличке из слоновой кости: «Первый случай поражения Востока». На Суэцком перешейке, условной географической границе Африки и Азии, египтяне открыли Великую черноту — систему горько-соленых озер (Тимсах, Большое и Малое Горькое) и вышли к вершине Суэцкого залива. (Здесь к середине XXVI в. до н. э. фараон Сахура построил судостроительную верфь.) В начале XXVIII в. до н. э. крупная военная экспедиция под командованием Нетанха, направленная фараоном Джосером, присоединила к Египту весь Синай. В этой пустынной области завоеватели обнаружили густую сеть временных потоков (вади) и стали разрабатывать строительный камень, более прочный, чем нубийский песчаник, а также месторождения меди, малахита и бирюзы.

Стремясь пробиться на северо-восток, египтяне несколько веков вели упорную борьбу с народами Палестины и Сирии. Сведений об этих столкновениях, порой настоящих войнах, почти не сохранилось. Одной из главиых целей походов был выход к горному Ливану, где росло дерево аш — кедр, необходимый для строительства больших судов. В XXIV в. до н. э. фараон Пиопи I пять раз направлял в страну Хериуша (Южная Палестина?) многотысячное войско во главе с военачальником и судостроителем по имени Уна «для опустошения и замирения». Египтяне прошли на восток через Эль-Ариш, крупнейший вади Синая, и вторглись в область Негев. Вероятно, они достигли впадины Гхор (Эль-Гор), южных берегов Мертвого моря и пересекли долину-грабен Вади-эль-Араба. Южнее они вышли к заливу Акаба. Уиа благополучно вернулся в Египет, опустошив страну Хериуша, разрушив ее крепости, срубив финиковые пальмы и виноградники, перебив отряды из многих десятков тысяч воинов, приведя великое множество пленников.

Тутмос I, продолжая политику своих предшественников по проникновению в Переднюю Азию, около 1530 г. до н. э. пересек всю Сирию и достиг Земли двух рек на верхнем Евфрате. Он оставил здесь надпись — первое из дошедших до нас описаний этой реки, текущей в противоположном Нилу направлении. Египтяне посчитали ее курьезом. Отчеты о походе содержали характеристику «перевернутой» воды, которая движется вверх, тогда как «истинный» поток идет вниз но течению.

По крайней мере за 3000 лет до н. э. в горах Нижнего Египта, между 28 и 25° с. ш., египтяне разрабатывали месторождения золота и строительного камня; через Аравийскую пустыню они проложили караванные пути к Уадж-Уру (Красному морю), открыв несколько проходов на восток по долинам вади, берущих начало с узкой горной гряды, параллельной берегу моря.

После объединения Египет вытянулся вверх по Нилу на 1000 км до Первого порога (у 24° с. ш., близ Асуана). На острове, находящемся среди реки, вскоре была построена крепость «Открытые врата» для расширения экспансии на юг, в страну Такенс («Изогнутую»), т. е. в Нубию, откуда пригонялись тысячи черных рабов и огромные стада скота. Военные походы в Нубию до Третьего порога, у 20 ° с. ш., где жили племена могущественных маджаев, предпринимали фараоны Джосер (начало XXVIII в. до н. э.) и Снофру (конец XXVIII в. до н. э.). Четыре крупных военных и торговых экспедиции продолжительностью 7—8 месяцев каждая в малоизвестные районы Нубии совершил в XXIII в. до н. э. правитель Элефантины Хуфхор (Хирхуф). Вероятно, он прошел от о. Элефантина на юго-запад около 1500 км по так называемой «Слоновой дороге» через оазисы (ныне колодцы) Дункуль и Селима до восточных склонов плато Дарфур в Судане. Здесь, уже в полосе саванн, находилась столица страны Иам, близ 14°30' с. ш. Назад Хуфхор вернулся в сопровождении военного эскорта, приданного вождем страны, и на ослах доставил в Египет «...ладан, эбеновое дерево, шкуры леопардов, слоновые бивни, всевозможные драгоценные дары. Никогда [никто]... не совершал ничего подобного искони». В подарок царю Пиопи II он привез пигмея, попавшего к нему благодаря посреднической торговле с южными областями Судана. Хуфхор выполнил первое исторически доказанное двойное пересечение Восточной Сахары до открытой им полосы саванн.

Египетские рабы

Не позднее 1700 г. до н. э., проследив течение Нила более чем на 2000 км, египтяпе составили карту освоенной ими части реки. Рисунок, воспроизводящий эту карту, был обнаружен на саркофаге времен Среднего царства. К началу XV в. до н. э. граница Египта проходила севернее Пятого порога, у 19° с. гл. Имели ли египтяне представление, откуда течет через пустыню великий поток, ОЖИВЛЯЮЩИЙ ИХ землю, И откуда берется ил, оплодотворяющий ее? Видимо, нет. Но они твердо знали, что и южнее Нубии, за порогами, находятся обитаемые области, где живут черные люди.

Выйдя к берегам Красного моря, египтяне вскоре убедились, что морская дорога удобнее сухопутной, хотя н не менее опасна. Им принадлежит пальма первенства в открытии п освоении морского пути вдоль берегов Африки в страну Пунт (правильнее Пуин). Из этой «страны бога», в смысле экзотической, подлинно «божественной», в Египет на кораблях доставлялись драгоценные ароматические смолы (ладан, мирра и др.) — дар деревьев, растущих на полуострове Сомали и на юго-западе «Счастливой Аравии». Поэтому с равным правом Пунтом можно считать и Сомали, и Йемен или обе страны вместе.

Первое исторически доказанное плавание египтян в Пунт состоялось в XXVI в. до н. э. при фараоне Сахура экспедиция отправилась на юго-восток от вершины Суэцкого залива проследила его по всей длине (около 350 км) и прошла вдоль всего африканского берега Красного моря (около 2000 км), обнаружив архипелаги Суакин и Дахлак. Через открытый ими Баб-эль-Мандебский пролив египтяне впервые вышли в Аденский залив. Они доставили в Египет черное дерево, мирру и большое количество электрума (сплав золота и серебра).

Позднее торговые связи с Пунтом становятся более регулярными. Постигая азы навигации, египтяне установили, что в «страну бога» лучше ходить не из узкого и опасного Суэцкого залива, а от одного из пунктов на берегу Красного моря (может быть, Кусейр у 26° с. ш.?); плавание надо начинать в июне, когда дуют попутные северо-западные ветры, позволяющие добраться до Пунта за 2—3 месяца. Возвращаться следовало осенью при юго-восточных ветрах, но часть пути приходилось идти на веслах. Гребцами на судах были рабы из военнопленных, которых в Египте называли «живые мертвые». Пока остается открытым вопрос: огибали ли египтяне мыс. Благовоний (Гвардафуй) и, следовательно, выявили полуостров Сомали, как далеко на юг они проникали вдоль африканского побережья.

После многовекового перерыва летом 1517 г. до н. э. царица Хатшепсут направила торговую экспедицию к Сомали. Достигнув Пунта, египтяне посетили о. Сокотра, пересекли Аденский залив и, двигаясь на северо-восток вдоль аравийского берега, проследовали до о-вов Курия-Мурия, у 17°30' с. ш., а возможно, и до 19° с. ш. Ход этой экспедиции показан на нескольких рельефах с надписями, сохранившихся на стене храма в Фивах (ныне г. Луксор). Посланцы вернулись с грузом благовоний, золота и других «удивительных вещей южных стран».

С глубокой древности египтяне поддерживали торговые отношения с различными племенами, жившими в Ливийской пустыне, в оазисах, расположенных в 150—550 км западнее Нила,— Харга («Большой»), Дахла («Западный»), Фарафра («Малый»), Бахария и наиболее удаленном Сива; близ него египтяне открыли впадину Каттара. После объединения Египет начал предпринимать систематические грабительские походы против ливийцев, пригоняя из Ливии крупный рогатый скот, коз, овец и ослов — единственное вьючное животное, используемое в Древнем Египте. Например, в результате похода фараона Сахура в середине XXVI в. до н. э. было захвачено более 800 тыс. голов скота.

Северное, точнее, северо-восточное направление экспансии Египта было связано со Средиземным морем. Однако назвать египтян умелыми мореходами никак нельзя. Совершенствоваться в искусстве кораблевождения у дельты Нила они не могли — море здесь изобилует мелями, а удобные гавани отсутствуют. Не располагали египтяне и хорошей строительной древесиной. И все же не исключено, что в начале III тысячелетия до н. э. именно они стали инициаторами морской торговли со страной Рутену (государство Эбла?) и народами островного эгейского мира, в первую очередь с критянами. Археологи нашли много египетских изделий на о. Крит; некоторые находки относятся к раннеминойскому, дописьменному периоду его истории (III тысячелетие до н. э.), когда там еще не возникло древнекритское государство. Можно ли на этом основании утверждать, что египтяне открыли о. Крит и, следовательно, положили начало открытию Европейского материка? Нельзя, так как нет доказательств, что египетские изделия завезли на Крит именно египтяне, а не другие мореходы, например эблаиты или сами критяне. К тому же известно, что для сравнительно продолжительных плаваний по Восточному Средиземноморью египтяне использовали суда, построенные в порту Библ, принадлежащему государству Эбла.

Лодка египтян

Первое плавание по Средиземному морю отмечено в Египте при фараоне Снофру, начало XXVII в. до и. э. Тогда, по египетским анналам, из г. Библ пришли «сорок судов, доставивших [каждое] по сотне локтей кедрового леса». Связь с переднеазиатскими портовыми городами, поставлявшими египтяпам в первую очередь ливанский кедр, более качественный строительный и поделочный материал, чем деревья долины Нила, поддерживалась, видимо, постоянно. В середине XXVI в. до и. э. фараон Сахура отправил экспедицию из дельты Нила в Палестину и Сирию (т. е. в Эблу). Держась берегов, египетские мореходы за 4 дня прошли 550 км до порта Библ. Обратно они вернулись с грузом оливкового масла, вина и ливанских медведей.

Море использовалось египтянами и для переброски войск. В одну из своих кампаний в Палестину Уна, посадив па корабли карательную экспедицию, достиг пункта Антилопий Глаз (мыс Кармель в Северной Палестине). Отчет об этом плавании, составленный Уной,— первый в истории мореплавания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: