Русские землемеры XV века

И. П. Магидович, В. И. Магидович  "Очерки по истории географических открытий"

 

Во второй воловине XV в. Московским великим княжеством правил Иван III Васильевич. При ней к владениям Москвы был присоединен ряд соседних княжеств, а в 1478 г. — Новгородская республика, благодаря чему новообразованное Московское государство почти учетверило свою территорию. В последнем десятилетии XV в. по всей Московии проводилась перепись городов и сел. Итогом этой большой работы явились писцовые книги, позволившие получить довольно верное представление о размерах страны. Они содержали также детальные географические сведения о многих землях, подвластных князю. «Создание Московского государства с его тысячеверстными пространствами вызвало к жизни специальные дорожники с расчетом расстояний в верстах. Появление планов отдельных земельных участков, вычерченных на лубе, в конце XV в. содействовало восприятию русскими людьми идеи графического изображения государства, идеи чертежа или карты. Учителями картографии были, по всей вероятности, итальянцы (фрязове), жившие в большом числе в Москве в последней четверти XV в.» (Б. А. Рыбаков).

Первой русской картой Московии, по Б. А. Рыбакову, следует считать «Старый чертеж», датированный им 1497 г. Схему этого протооригинала сохранила до нашего времени карта английского купца Энтони Дженкинсона, каким-то путем получившего в Москве в 1557—1560 гг. устаревший чертеж московских земель. Теперь можно с уверенностью говорить о том, что к моменту составления «Старого чертежа» были описаны главные реки Московской державы — Волга и Северная Двина. Изображение Волги сравнительно верно отражает ее истинную конфигурацию. Иными словами, все широтное течение главной реки страны и часть ее меридионального течения положены на карту довольно правильно. Правда, истоки ошибочно указаны из общего с Западной Двиной и Днепром фантастического большого озера. Из левых притоков Волги с ошибками засняты Молога, Кама (причем ее верхним течением съемщики посчитали реку Белую) в Самара. Из правых притоков сняты лишь Ока с Клязьмой и Москвой. Система Северной Двшпд очень реалистична: показаны Сухона, Юг, Вычегда и Пинега, соединенная с Кулоем (в действительности между ними существовал короткий волов). С большими искажениями на карту положены р. Онега, Онежское и Ладожское озера. Такая же «судьба» постигла и Белое море. Хотя форма Мезенской губы относительно правильна, но отсутствуют Онежский полуостров и Кандалакшская губа, а Двинская имеет неверные очертания. Необъяснимо отсутствие на карте Псковского и Чудского озер — вместо них показана длинная р. Великая, впадающая в Финский залив. Сравнительно правильно засняты озера Ильмень, Белое и Лача.

В результате анализа западноевропейских карт Московии XVI - - XVIII вв. Б. А. Рыбаков пришел к убедительному выводу, что русская картография начиналась не с «Большого чертежа», составленного в 1590-е гг., и не карт 1542—1555 гг., созданных А. Видом и З. Герберштейном с помощью русских людей: «...истоки русской картографии следует передвинуть... на сто лет раньше появления «Большого чертежа...», т. е. датировать концом XV в.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: