Плавание Истомы

И. П. Магидович, В. И. Магидович  "Очерки по истории географических открытий"

 

Московский дипломат Григорий Истома в 1496 г. был направлен послом в Данию. Путь из Москвы через Новгород на запад был отрезан из-зa войны со шведами, и посольство двинулось северным маршрутом. Из устья Северной Двины на четырех судах они шли сначала вдоль Зимнего берега. «Здесь перед нами тянулись высокие и крутые горы...» — первое упоминание о Беломорско-Кулойском плато, высотой до 210 м. Пройдя Горло Белого моря, «...мы поплыли, придерживаясь [Мурманского] берега с левой стороны и... подошли к народам Финлаппии [Лапландии] ...Затем, оставив землю лопи и проплыв 80 миль, мы достигли Нордпода [Норботтен], области, подвластной шведскому королю...» Несомненно, на пути к этой области, а не следуя вдоль нее, суда, «миновав излучистый берег», подошли к мысу Святой Нос (68°8' с. ш.) — «огромной скале... выдающейся в море», затем — «к утесистой горе... Семес» — вероятно, это один из группы Семи Островов (68°48' с. ш.).

После длинного перехода в северо-западном направлении суда вошли в Мотовский залив, огражденный с севера Рыбачьим полуостровом. Истома называет его по заливу: «...мы подошли к другому огромному мысу по имени Мотка, он похож на полуостров и... так далеко вдался в море, что его едва можно обойти в восемь дней. Поэтому мы... перенесли свои суда и груз через перешеек в полмили шириной. Потом мы проплыли в землю дикой лопи к месту, называемому Дронт [местоположение спорно]. Здесь, оставив лодьи, мы дальнейший путь про-делали по суше на санях. В этой стране мы видели стада оленей, как у нас быков... Лопари обыкновенно запрягают оленей в сани, сделанные наподобие рыбачьей лодки...» Русские якобы добрались на санях с оленьей упряжкой «до города Берген, лежащего в горах, а оттуда — уже на лошадях — завершили путешествие в Данию...».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: