Критяне

И. П. Магидович, В. И. Магидович  "Очерки по истории географических открытий"

 

В 1900—1931 гг. английский археолог А. Эванс производил на острове Крит раскопки, чрезвычайно раздвинувшие рамки ранней истории Греции. Оказалось, что древнейшее европейское рабовладельческое государство на Крите возникло на рубеже III и II тысячелетий до н. э. Центром его был г. Кносс, расположенный на северном берегу острова. К XVII в. до н. э., когда уже было изобретено критское линейное слоговое письмо, Кносс превратился в талассократию — господствующую морскую державу. На критских каменных печатях вырезаны изображения судов; они очень отличались от египетских — имели киль, ребра и высокую носовую часть.

К началу XVI в. до н. э. власть Кносса распространилась иа весь Крит (около 8400 км2). Став его полновластными хозяевами, кносские цари («миносы») не воздвигали на острове крепостных сооружений: имея сильный флот, они не боялись нападения ни с моря, ни с суши. В том же XVI в. до н. э. критяне подчинили архипелаг Киклады — более двухсот небольших островов, разбросанных в южной части Эгейского моря. Из них Андрос нешироким проливом отделен на северо-западе от сравнительно большого (3580 км2) и высокого (до 1743 м) острова Эвбея, расположенного у юго-восточного берега Балканского полуострова. Тогда же им удалось захватить Южные Спорады — около ста островов, в том числе самый крупный — Родос, который стал одним из центров минойской культуры.

Многочисленными археологическими находками убедительно доказано, что критяне не позднее XVI в. до н. э. проникли на полуостров Пелопоннес. Следуя туда на запад от Киклад, критские мореходы, вероятно, огибали с юга полуостров Аттика, ознакомились с берегами и островами залива Сароникос. И, несомненно, они огибали гористую Арголиду (северо-восточный выступ Пелопонпеса) и открыли весь залив Арголикос. Можно поэтому утверждать, что именно критяне, открывшие часть Пелопоннеса, положили тем самым начало открытию берегов Европейского материка. Можно допустить также, опираясь на археологические находки, что критяне, огибая с юга Пелопоннес, открыли три его южных выступа — Малею, Тенарон, Месини, разделяющие их заливы Лаконикос и Месиниакос и несколько близлежащих островов, в том числе Китиру. Можно допустить, наконец, что они огибали Пелопоннес с запада и севера, т. е. открыли Коринфский залив и южный берег Балканского п-ова, а по пути обнаружили Закинф и Кефалинию — самые южные острова из цепи Ионических.

Остается спорным ряд вопросов. Как далеко критяне поднимались на север? Ими ли были открыты центральные и северные Ионические острова? Проникали ли они через пролив Отранто в Адриатическое море? Огибали ли они на западе полуострова Апулия и Калабрия? Не критяне ли открыли Сицилию? Увлекающиеся последователи Эванса, казалось, преувеличили распространение на запад критской культуры и довели критян до Гибралтара и даже вывели их через пролив в Атлантический океан. Археологические данные ныне позволяют признать факт существования прямых контактов между Критом и югом Пиренейского полуострова, а работы советских лингвистов подтвердили мнение критоцентристов: теперь можно считать доказанным, что критские мореходы были первооткрывателями берегов Юго-Западной Европы.

Якорь критского корабля

Географические достижения критян в Восточном Средиземноморье ныне также подтверждены «документально»: в 1975 г. болгарские водолазы у мыса Калиакра обнаружили каменный якорь критского корабля, затонувшего у берегов Фракии около 3500 лет назад. Эта находка — свидетельство того, что в XVI—XV вв. до н. э. критяне, открыв узкий Геллеспонт (Дарданеллы), первыми проникли в Пропонтиду (Мраморное море), а затем через еще более узкий Босфор — в Понт (Черное море). Они первые плавали у его европейских берегов и добрались по крайней мере до 43°30' с. ш. Иными словами, они стали первооткрывателями юго-восточного побережья Балканского полуострова и всего фракийского берега Понта, в том числе Бургасского залива, на протяжении 700 км. В свете этой находки не так уж неправдоподобно выглядят представления о размахе открытий критян, которых следует считать первооткрывателями большей части побережья Южной Европы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: