Сведения римских географов о Восточной Европе

И. П. Магидович, В. И. Магидович  "Очерки по истории географических открытий"

 

Малоазийский грек Страбон прославился как первый специалист-страновед, автор законченной около 7 г. до н. э. монументальной «Географии» в 17 книгах, из коих восемь отведены Европе. Он почти ничего не знает о Северной Европе и очень мало и смутно о Центральной. О рельефе Западной Германии он имеет самое общее и не очень верное представление: «...страна эта поднята по направлению к югу и образует горную цепь, которая соединяется с Альпами и тянется на восток, составляя как бы часть Альп... Однако горные вершины в этой стране не достигают такой высоты» (VII, I, § 3). По Страбону, Эльба течет на север к океану «приблизительно параллельно» Рейну, пересекая не меньшую территорию; между ними «в том же направлении» текут Эмс и Везер. Он знает о «колене» Истра между 44 и 48° с. ш. и в общих чертах верно характеризует рельеф территории между Дунаем и Адриатическим морем: «...иллирийские, пеонийские [македонские] и фракийские горы некоторым образом параллельны Истру, образуя почти... одну линию от Адриатического моря... до Понта» (VII, V, § 1).

Младшим современником Страбона был уроженец крайнего юга Испании Помпоний Мела, главный латинский географ, чья небольшая «Хорография» законченная в 40-х гг. н. э., полностью дошла до нас. Большая ее часть отведена Европе, но о Восточной Европе у Мелы есть единственная заслуживающая упоминания фраза: «У входа в Меотиду берег... своим контуром напоминает клин» (I, § 2) — первое четкое указание на Таманский полуостров.

Публий Корнелий Тацит, блестящий римский историк I—II вв. н. э., дал в своей небольшой работе «О происхождении германцев и местоположении Германии» этнографический материал непревзойденной ценности. Его интересовали главным образом германские племена, однако он описывает также прибалтийских славян (венедов), предков латышей и литовцев (эстиев), финнов и лопарей (феннов), т. е. племена, которые жили тогда не только в Германии, но и к востоку от Одры и Вислы и на полуостровах Северной Европы. Сообщения Тацита о Центральной Европе и Европейском Севере не всегда верны — ведь о нем римляне собирали сведения от посредников,— но это не фантастический, а реальный мир. Он упоминает большую группу германских племен, которые «...обосновались кое-где на равнине, но главным образом на горных кручах и на вершинах гор и горных цепей. Ведь Свебию... разделяет надвое сплошная горная цепь, за которой [к северу] обитает много народов...» (Тацит, I, 43) 2. Иод «сплошной» цепью следует понимать горы Судеты и горную систему Карпат, точнее, Западные Карпаты; иными словами, Тацит приводит первые, конечно туманные, сведения о рельефе Центральной Европы между 16 и 20° в. д.

На южном берегу Свебского (Балтийского) моря самой восточной группой германских племен были, по Тациту, готы. Это подтверждают и другие античные авторы, помещавшие их в низовьях Вислы. Тацит дает первую, правда очень скупую, характеристику северных германцев, свебов и географического положения их страны, которую их потомки, шведы, и теперь называют Свериге. «За ними [готами], среди самого Океана1, обитают общины свионов [свевов — свебов]; помимо воинов и оружия, они сильны также флотом. За свионами [к северу] еще одно море — спокойное и почти неподвижное... Только до этого места — и молва соответствует истине— существует природа» (О... Германии, 44—45). И далее он впервые говорит о Восточной Прибалтике: «Что касается правого побережья Свебского моря, то здесь им омываются земли... [где] живут племена эстиев, обычаи и облик которых такие же, как у свебов, а язык — ближе к британскому; на берегу и на отмелях единственные из всех собирают [они] янтарь, который... называют глезом...» (46).

Тацит не знает, к какой группе отнести венедов и феннов. «Венеды переняли многое... [у сарматов]... Однако их скорее можно причислять к германцам, потому что они сооружают себе дома, носят щиты и передвигаются пешими, и притом с большой быстротой; все это отмежевывает их от сарматов, проводящих всю жизнь в повозке и на коне. У феннов — поразительная дикость, жалкое убожество, у них нет ни... оружия, ни лошадей, ни постоянного крова над головой; Беспечные... к людям... [и] к божествам, они достигли самого трудного— не испытывать нужды даже в желаниях» (46). Это описание относится к лопарям (саамам) — во времена Тацита финны были уже оседлым народом.

У Тацита нет еще названий рек восточнее Вислы, нет вообще представления о Восточной Европе. Впервые оно появляется у астронома, географа и картографа римской эпохи, александрийского грека Клавдия Птолемея (II в. н. э.). Научная форма его «Географии» обманчива: даже по римским провинциям он мог дать верные координаты лишь немногих городов и физико-географических объектов. Все остальные показаны по далеко не научным материалам — итинерариям, рассказам странствующих купцов — или заимствованы у сирийца географа и картографа Марина Тирского (главным образом для восточных стран). Но, как ни плоха в глазах современных специалистов «География», для II в. она все же была шагом вперед, отразив «римский мир» и развитие торговли и связи между империей и другими странами.

Что карается Европы, то Птолемей удовлетворительно обозначает речную сеть римской части материка и «горизонтальное членение» Южной Европы — крупные острова и три полуострова. Менее удачно им изображены Британия и Ирландия, а также Атлантический берег Галлии. Он явно недооценивал величину выступа Бретани, а о полуострове Котантен совсем не знал. В результате «...общая конфигурация Галлии и отношение длины к ширине показаны неверно, во многом его карта просто плоха» (Дж. Томсон). Из северных стран Птолемей имеет некоторое представление о Ютландии, но ни малейшего — о Скандинавском полуострове. Правда, у него отмечен небольшой «остров Скандия», помещенный против устья Вистулы (Вислы), а между ним и Ютландией — группа совсем малых «Скандийских» островов — искаженное отражение путаных известий о Датских островах.

Римские купцы, торговавшие с народами Восточной Европы, которую они называли Сарматией, приносили смутные сведения о реках, впадающих в Венедский залив Сарматского океана (Балтийское море) восточнее Вислы. На пути «из грек по Днепру», с опаской обходя пороги, они поднимались до северной границы лесостепи и доставляли нечеткие известия о большой луке Днепра, к югу от 50° с. ш., неверно отраженные в «Географии» Птолемея. Но о притоках Днепра севернее древние источники молчат. Купцы сообщали также и о великой р. Ра (Волга), текущей в Гиркансков (Каспийское) море. Благодаря им Птолемей довольно хорошо знает Дон и удовлетворительно нижнюю Волгу, отмечая, что на одном участке Ра близко подходит к Танаису. Видимо, он слышал и о Каме: при повороте Ра на юго-запад вторая Ра впадает в первую.

Появление Волги на географической карте древнего мира и более отчетливые очертания Дона показывают, что во II в. н. э. обе реки стали значительными торговыми артериями. Во всяком случае, их сближающиеся низовья были уже тогда участками важного торгового пути, который связывал прикаспийские страны с черноморскими.

Птолемей плохо знает рельеф Сарматии. В некоторых его хребтах можно опознать части Карпат, но другие нельзя отождествлять с реальными горами, особенно Гиперборейские горы, которые, по Птолемею, протягиваются с запада на восток недалеко от полярного круга. За нижней Ра на «возрожденных» картах Птолемея показываются две текущие с севера реки, которые при очень большом желании можно принять за Яик (Урал) и Эмбу, так как они впадают в Каспий несколько южнее 50° с. ш. Ряд указанных Птолемеем названий местностей и народов Европы можно уверенно отождествить с реальными географическими объектами и историческими этническими группами, ряд других — с долей вероятности, а многие либо неузнаваемо искажены, либо просто придуманы его осведомителями.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: