Путешествие Ибн Фадлана

И. П. Магидович, В. И. Магидович  "Очерки по истории географических открытий"

 

Ахмед Ибн Фадлан принимал участие, вероятно, в качестве секретаря в посольстве багдадского халифа в Волжско-Камскую Болгарию: мусульманин хан Арслан возглавил тогда союз болгарских племен, живших в бассейне нижней Камы и Волги (примерно до реки Самары), и искал в арабах союзников против хазар. Разумеется, халиф рассчитывал получить от такого союза и большие торговые привилегии. Посольство вышло из Багдада 21 июня 921 г. и через Иранское нагорье, низовья рек Теджен и Мургаб прошло в Бухару, оттуда спустилось по Амударье в Хорезм и зимовало в Джурджане (столица древнего Хорезма, развалины —у г. Куня-Ургенч). В феврале 922 г. арабы начали готовиться к путешествию: приобрели двугорбых верблюдов и «...дорожные мешки из верблюжьих кож для переправы через реки...». 4 марта огромный караван —5 тыс. человек, включая конвой, 3 тыс. лошадей (верблюдов не считали) — вышел в путь на северо-запад. «...Мы устремились в страну тюрок... и никто нам не встречался... в пустыне без единой горы [плато Устюрт]. Так мы ехали по ней 10 дней и встретили бедствия, трудности, сильный холод и беспрерывные метели... [19 марта] мы прибыли к большой горе с множеством камней. Когда мы пересекли гору, мы выехали к племени тюрок, известных под названием гузов». Ибн Фадлан дал унизительную характеристику огузам, как, впрочем, и другим язычникам, которых он встретил гозднее. Но в то же время он отмечает, что огузы «не знают блуда», ибо он карается у них жестокой казнью.

Путь через Прикаспийскую низменность и по Заволжью Ибн Фадлан описал скупо — в основном перечислял речные переправы после спуска с чинка Устюрта. Посольство пересекло реку Яганды (Шаган), стекающую с южного отрога Мугоджар, и переправилось через Джам (Эмба) в дорожных мешках, переоборудованных в кожаные челны, в которых помещались шесть человек. Лошадей и перблюдов перегоняли вплавь. Затем форсировали Джахыш (Сагиз), Узил (Уил), ряд других рек и остановились у озера Шалкар. Следующая остановка была у реки Джайх (Яик). «...Это самая большая река, которую мы видели... и с самым сильным течением...»

Переправившись через Чаган (правый приток Яика), посольство попало «в страну народа... башгирд» (башкиры). Ибн Фадлан обзывает их «худшими из тюрок... более других посягающими на жизнь». Поэтому, вступив на их землю, арабы высылали вперед вооруженный конный отряд. Путь пересекали левые притоки Волги: верховья Большого Иргиза, низовья Самары (и ее притока Кинель) и Сока, низовья Большого Черемшана. Можно объяснить выбор такого маршрута тем, что путешественники избегали затопленного весной левого низкого берега Волги и держались подальше от реки. Но, возможно, они сознательно обходили стороной г. Итиль — столицу Хазарии, от которой хотел отложиться хан Арслан.

11 мая 922 г. Посольство Прибыло в новую ханскую ставку — г. Болгар (или Булгар); расположенный на левом берегу Волги, у 55° с. ш., близ устья Камы. Вместе с Арсланом арабы некоторое время кочевали, главным образом на юг от Болгара, по левобережью Волги примерно до Большого Черемшана. От болгар Ибн Фадлан получил первые сведения о народе весь. «...Много купцов отправляются... в страну, называемую Вису, и привозят соболей и черных лисиц... Царь [хаи] рассказал мне, что за его страной на расстоянии трех месяцев пути есть народ, называемый вису. [Летняя] ночь у них менее... часа». Историки, правда с оговорками, отождествляют «страну Вису» с территорией между Ладожским и Белым озерами, которую занимал народ весь, упоминаемый в «Повести временных лет». От хана Же Ибн Фадлан впервые услышал о народе суваз (чувашах), живших по соседству с болгарами, на правом берегу Волги.

На родину посольство вернулось весной 923 г., спустившись, вероятно, по Волге: «...только [этим] и можно объяснить необычайное по богатству деталей описание Хазарии, сохранившееся в географическом словаре Якута» (Б. Заходер).

В Багдаде Ибн Фадлан составил «Рисала» («Записку»)—один из важнейших источников по средневековой истории народов Поволжья, Заволжья и Средней Азии. Он, конечно, не был первооткрывателем, так как шел торговым путем, по которому доставлялись из Ирака, Ирана и Хорезма в бассейн нижней и средней Волги арабские и персидские изделия в обмен на драгоценную северную пушнину. Но он был первым путешественником, чьи четкие точные сообщения о северных прикаспийских областях и Заволжье дошли до нас, и притом он дал первый правильный перечень рек, пересекающих Прикаспийскую низменность.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: