Арабы у берегов Южной Африки и на Мадагаскаре

И. П. Магидович, В. И. Магидович  "Очерки по истории географических открытий"

 

Вдоль восточного побережья Африки арабы продвинулись значительно дальше своих предшественников — греков и римлян, доходивших до 10°30' ю. ш. Опираясь на несколько доисламских арабских поселений между 2° с. ш. и 9° ю. ш., арабы в середине VIII в. захватили остров Канбалу (Занзибар) , где заложили торговую факторию. Они довольно хорошо ознакомились с берегами материка от мыса Кафун (Гвардафуй) до 8° ю. пг. На этом «отрезке» длиной 3000 км, по их сообщениям, располагалось несколько стран. Самой северной (от Гвардафуя до реки Джубы) была земля берберов, на побережье которой они отмечали один мыс — Хафун и имели ряд торговых факторий. Далее к югу, до Килвы, у 9° ю.ш., простиралась страна Зиндж, омываемая одноименным морем, с большим количеством гор и опустыненных саванн, богатая дикими животными. Охотников-арабов особенно привлекали слоны. Кроме слоновой кости, страна давала шкуры леопардов, золото и рабов. Арабские купцы сообщали, что зинджи (бантуязычные племена) питаются бананами, дуррой, кокосовыми орехами; украшения они делают из железа.

От острова Занзибар арабы начали наступление на юг, продолжавшееся около трех веков. Плавание затруднялось многочисленными песчаными островками и коралловыми рифами, сопровождавшими берег— сообщения о них моряков обобщены на карте ал-Идриси XII в. На плоском, низменном, участками заболоченном побережье за 9° ю. ш. — страна Софала — арабы основали ряд новых торговых пунктов, в том числе Мильбануну (Мозамбик), у 15° ю. ш., Шинде, у 18° ю. ш., близ устья большой реки (Замбези); вверх по ней арабы поднимались на 600 км, вероятно до порогов Кебрабаса, длиной 100 км, и отметили р. Шире — крупный левый приток Замбези. Самый южный пункт — Дагута (Мапуту у 26° ю. ш.) — располагался на берегу большой бухты. Это был последний поселок в стране Софала, земле золота и железа, населенной тоже зинджами — скотоводами и земледельцами. Около 1130 г. Софала попала под контроль Килвы, которая к 1314 г. стала ведущей силой на всем восточном побережье.

К стране Софала с юга примыкает земля Вак-Вак, жители которой «...черны, вид их гадок, наружность безобразна. Они голы и ничем не прикрываются. Питаются они рыбой, [мясом] раковин и черепах. От них не вывозят никаких товаров, и нет у ннх ни кораблей, ни верховых, ни вьючных животных» (ал-Идриси). Это первая этнографическая характеристика древнейшего коренного населения Южной Африка — бушменов, бродячих охотников, собирателей растений и художников.

Арабы проникали и далее к югу. По сведениям, полученным от морехода Ибн Фатимы (около XII в.), географ и путешественник середины XIII в. Ибн Саид сообщает, что южнее Дагуты начинаются горы Ан-Надама длиной в 20 дней пути (около 800 км) — первое упоминание о Драконовых горах, восточный склон которых крутыми ступенями обрывается к Индийскому океану. Знакомство арабов с берегами Юго-Восточной Африки к XIII в. ограничивалось, как показала советский историк М. А. Толмачева, 33° ю. ш. (ныне порт Ист-Лондон). Таким образом они открыли, правда вторично, около 3500 км побережья с двумя небольшим» безымянными заливами, а также устья Замбези и Лимпопо. Но еще в начале XI в. арабские мореходы уже знали о возможности обхода Африки с юга: «...море [Индийский океан] соединяется с Западным морем-океаном [Атлантикой]... [и] нет преграды для его достижения... с южной стороны... хотя [арабы]... и не видели этого воочию...» (ал-Бируни). И лишь спустя четыре столетия (около 1420 г.) неизвестный арабский мореход обогнул Южную Африку, следуя из Индийского океана в Море Тьмы, т. е. Атлантический океан. Сведения об этом плавании помещены в легенде к карте венецианского картографа монаха Фра-Мауро, составленной в 1457—1459 гг. Из сообщения не ясно, как далеко на север продвинулось арабское еудщо, в все же, как отмечает Р. Хенниг, «...не только южный мыс Африки, но и ее береговая линия примерно до широты реки Оранжевой в общих чертах изображены [на этой карте]... поразительно верно». Через 70 дней корабль вернулся к южноафриканскому мысу, названному Диаб («На две воды, т. е. океана, смотрящий»?).

В середине VIII в. арабы открыли по крайней мере два из шести вулканических Коморских островов, несколько позже наткнулись на ненаселенные Сейшельские острова (Ар-Рамм), а не позже IX в. к юго-востоку от Комор обнаружили какую-то землю — северо-западное побережье острова Мадагаскар. С ее жителями они завязали торговые отношения и начали медленное продвижение по побережью к северу и югу. К началу XI в. арабы уже имели ряд опорных пунктов на обоих берегах, а, вероятно, к середине XII и. установили, что открытая ими земля — остров и нарекли его ал-Кумр, впервые это название Мадагаскара встречается у ал-Идриси. К середине XIII в. арабские мореходы уже знали, что все пространство южнее гор ан-Надама на долготе ал-Кумра «заполнено морем». А н концу XV в. они относительно хорошо представляли себе оба берега северной половины острова. К этому времени они, очевидно, не раз пересекали пролив, отделяющий Мадагаскар от материка, не мудрствуя лукаво, назвали его проливом ал-Кумр (Мозамбикский пролив) и отметили сильное течение близ африканских берегов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: