«ДОБРЫЙ РУССКИЙ ДОКТОР…»

Сергей Марков "Вечные следы" 

 

   В 1930 году в Тяньцзине скончался один из необычайных людей нашего времени — Николай Константинович Судзиловский, более известный под фамилией Руссель.

   Родился он в 1850 году в Могилеве, в семье чиновника судебной палаты, учился в Петербурге и Киеве, где и начал свою революционную деятельность.

   В 1874 году Судзиловский бежал от преследования царских жандармов. Он побывал в Женеве и Лондоне, а затем перебрался в Румынию. Там во избежание неприятностей от полиции он принял фамилию Русселя. Революционную деятельность Николай Константинович сочетал с изучением медицины и вскоре получил диплом врача.

   Между тем румынские власти договорились с царским правительством о выдаче Судзиловского. Ему пришлось бежать в Болгарию, откуда он направился в Западную Европу. Доктор Руссель работал в клиниках и лабораториях Франции и Бельгии, Италии и Австрии, Испании и Швейцарии.

   1887 год застал его в Сан-Франциско. Доктор завоевал огромное уважение населения бывшей Русской Америки (Аляски), русских людей, живших в Калифорнии. Его даже избрали вице-президентом «Греко-славянского благотворительного общества».

   Однако вскоре Русселю пришлось покинуть Сан-Франциско.

   Выступив с разоблачением грязных похождений епископа Алеутского и Аляскинского Владимира, доктор навлек на себя гнев церковников. Это отразилось на его медицинской практике — ему пришлось пойти на должность корабельного врача. Некоторое время он плавал на пароходе между Сан-Франциско и Гонолулу, а затем устроился врачом на сахарной плантации в окрестностях Гонолулу, на острове Оаху.

   Николай Константинович поселился в местечке Ваинахе, в доме, окруженном кокосовыми пальмами, олеандрами и апельсиновыми деревьями. Он очень скоро сблизился с канаками и получил от них имя «доброго русского доктора» — Каука Лукини.

   Во время так называемой «революции» 1892 года, спровоцированной США для того, чтобы прибрать к рукам Гавайские острова, русский революционер разъяснял островитянам истинное положение вещей, убеждал их бороться за самоуправление. Ему удалось создать партию «гомрулеров» («независимых») и стать вождем гавайских тружеников. Канаки избрали доктора Русселя сенатором, а затем первым президентом сената Гавайских островов.

   Каука Лукини был единственным белым среди туземных депутатов сената и конгресса. Он продолжал отстаивать права гавайцев на самоуправление и выступал против включения Гавайских островов в состав Соединенных Штатов.

   Доктор Руссель добивался отмены смертной казни, обложения плантаторов и заводчиков высоким налогом, государственного контроля над деятельностью крупных предприятий, пароходных, железнодорожных, телефонных и электрических компаний, почты и телеграфа и т. д. Он учредил бесплатные школы и библиотеки, первую для жителей Океании консерваторию, основал местные газеты, увеличил помощь прокаженным. Вместе с тем он не оставлял и врачебной деятельности. В его приемной в красивом домике в Гонолулу всегда было много народа. Нуждавшимся больным он помогал всем, чем мог.

   В записках русских путешественников, ученых можно найти описания их встреч с Н. К. Судзиловским-Русселем на Гавайских островах. В разное время его посещали, например, путешественница С. В. Витковская, известный ботаник А. Н. Краснов и другие. Все они находили приют в гостеприимном доме Русселя.

   Николай Константинович написал увлекательные очерки о жизни и быте канаков и природе Гавайских островов.

   Когда вспыхнула русско-японская война, доктор Руссель, всей душой ненавидевший самодержавие, выступил против царизма. Он вел широкую просветительную работу среди русских пленных в Японии, издавал для них газету на русском языке и доставлял им революционную литературу. В числе сотрудников русселевской газеты был баталер с броненосца «Орел» А. С. Новиков, позже — писатель, широко известный под именем А. С. Новикова-Прибоя.

   На основании новых документов, найденных в остатках Тяньцзинского архива, Русселя, установлено, что правительство-Соединенных Штатов потребовало от него через своего консула в Кобе прекратить издание газеты для русских пленных в Японии и оставить революционную пропаганду. Руссель отказался выполнить это требование. Тогда он был лишен американского гражданства и объявлен «нежелательным лицом». При этом в вину Русселю была поставлена и его деятельность на Гавайских островах. Позже Николай Константинович с горечью писал, что годы пребывания его в США «рассеяли иллюзию о свободе в Америке».

   В 1910–1914 годы Каука Лукини (как называли Русселя гавайцы) жил на Филиппинских островах, где он пытался, между прочим, основать русские земледельческие поселения.

   Лет за десять до своей смерти Руссель поселился в Тяньцзине, где продолжал работу в клинике и лаборатории. Здесь он написал ряд научных трудов.

   Часть Тяньцзинского архива Русселя была найдена мною. Тут его портреты, письма, завещание, газетные вырезки. В архиве же находятся несколько его биографий, воспоминания дочери Флоры.

   Русский революционер получал пенсию от Всесоюзного общества политических каторжан в Москве, но все эти деньги раздавал нуждающимся.

   — От нас ушел великий старец, — говорили китайцы в Тяньцзине, когда умер «добрый русский доктор»…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: