М. М. БАКУНИН В ИНДОНЕЗИИ

Сергей Марков "Вечные следы" 

 

   В личной библиотеке выдающегося русского исследователя М. М. Бакунина хранился труд, подаренный ему одним видным европейским ученым, жившим в то время на Яве. Труд этот, посвященный истории Индонезии начиная с V века нашей эры, был основан на китайских источниках. Драгоценные свидетельства о древней Индонезии были обнаружены в архиве Русской миссии в Пекине, где в то время трудился неутомимый Палладий Кафаров. Именно он открыл для ученого, прибывшего с Явы, извлечения из «Истории династий», где говорилось о старых связях Китая с Индонезией.

   Вероятно, сам М. М. Бакунин посоветовал историку с Явы ехать в Пекин и отыскать там Северное подворье, где уже много лет Палладий Кафаров терпеливо, том за томом, исследовал грандиозные собрания китайских летописей.

   …В апреле 1894 года М. М. Бакунин высадился в яванском порту Танджон-Приок, а оттуда проехал в Батавию, где занял пост русского консула. Пять лет прожил он в Старой Батавии с ее деревянными домами и немощеными площадями.

   Сразу же по приезде на Яву М. М. Бакунин стал собирать сведения для описания природы и людей Индонезии. По-видимому, он начал изучать малайский язык, так как впоследствии не раз приводил в своей книге образцы народной поэзии Явы, уверенно обращаясь с этим материалом.

   Русский исследователь подробно изучил Батавию, состав и численность ее населения. От его внимания не укрылись контрасты жизни столицы Нидерландской Индии — роскошные особняки голландского Нового города (Вельтевредена) и жалкие лачуги «малайского квартала», где обитали подлинные хозяева страны.

   М. М. Бакунин не раз посещал горный город Бейтензорг с его знаменитым ботаническим садом, где к тому времени уже успели побывать Миклухо-Маклай, Дубровин, Коротнев, Краснов и другие русские ученые. Все они знали удивительного индонезийца Па-Идана, следопыта яванских лесов, служившего простым рабочим в Бейтензорге. Па-Идан собирал для ученых редкостные растения Явы.

   Высокая одаренность простых людей Индонезии не раз восхищала М. М. Бакунина. Так, в составлении и черчении карт к атласу морей, окружающих Нидерландскую Индию, который был подарен ему для отправки в Россию, принимали участие рядовые яванцы.

   М. М. Бакунин уделил много времени изучению жизни и быта индонезийцев, народному искусству, ремеслам. Он осматривал также замечательные исторические памятники Явы, как, например, остатки известного древнего храма Боро-Будур с изваяниями, высеченными из вулканической породы.

   Изучая экономику Индонезии, русский исследователь еще в 1896 году обратил внимание на возможность сбыта товаров Явы на русских рынках через Пекин — Ургу (ныне Улан-Батор) — Кяхту — Томск. Ему принадлежала идея переселения некоторых полезных растений Явы на русскую землю. В частности, он раздобыл 12 килограммов семян самых высокосортных табаков Явы и Суматры и отослал их одному сельскому хозяину в Черниговскую губернию.

   Весьма любопытна история пребывания в Индонезии русских нефтяников. Через четыре года после приезда в Батавию М. М. Бакунин узнал, что на Суматру прибыл вместе со своей семьей инженер А. В. Рагозин, который вслед за этим выписал с Кавказа техников и рабочих по добыче нефти. В резидентстве Палембанг на Суматре стоял одноименный город, почти весь состоявший из свайных построек. В ста милях от него находились нефтеносные земли компании «Муара Элим». Там и поселились русские нефтяники, разделявшие с местными рабочими всю тяжесть труда на промыслах Суматры. Впоследствии А. В. Рагозин описал свою жизнь в Индонезии.

   М. М. Бакунин не раз встречался с путешественниками, проникавшими впервые в недоступные дебри Северо-Восточной Суматры, Борнео, Калимантана. Один из таких исследователей скитался в течение шестнадцати месяцев по неизведанным рекам Борнео.

   В 1898 году Бакунин записал подробное известие об открытии богатейших золотоносных жил на берегах калимантанской реки Тиламути.

   Русский исследователь Явы проводил четкую границу между подлинно научными исканиями путешественников и корыстными интересами алчных колониальных деятелей Нидерландской Индии. Гак, от внимания М. М. Бакунина не укрылась попытка голландских капиталистов получить в концессию огромные территории на Новой Гвинее.

   М. М. Бакунин высказал вполне трезвый взгляд на судьбы народа Индонезии. Индонезийцы испытывали двойной гнет от власти голландских колонизаторов и произвола собственных правителей. Одного из таких деспотов М. М. Бакунин видел в яванской империи Суракарта. «Император» Паку Бувоно, носивший, помимо этого, еще шесть имен, утопал в сомнительной европейской роскоши, довольствуясь жизнью «почетного пленника» голландских колониальных властей. Они платили ему 600 тысяч гульденов содержания ежегодно, но «императору» и этого было мало. «Император дерет три шкуры со своих подданных», — коротко заметил М. М. Бакунин. Его поразили нищета и грязь в столице «империи» Паку Бувоно и неисчислимое количество «бесполезного народа» — придворных и челяди.

   Когда М. М. Бакунин представлялся «императору», тот жадно расспрашивал гостя о России.

   Вернувшись на родину, М. М. Бакунин подготовил к печати свою работу «Пять лет на острове Ява».

   Книга эта, на наш взгляд, является подлинной энциклопедией жизни Индонезии конца XIX века. Во многом она не устарела и до сих пор.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: