С ГРАМОТОЙ ДАЛАЙ-ЛАМЫ

Сергей Марков "Вечные следы" 

 

   17 октября 1896 года калмыцкий путешественник База Монкочжуев, вернувшись на родину, закончил работу над записками о своем пребывании в Тибете.

   Этот пятидесятилетний человек осуществил свою давнюю мечту, владевшую им долгие годы. Уроженец Мало-Дербетовского улуса, сын степного простолюдина, База с отроческого возраста изучал тибетскую грамоту. Он получил возможность прочесть целиком все богатейшее книжное собрание в Дунду-Хуруле. Там находился и свиток пергамента длиною в два аршина. Это была грамота седьмого далай-ламы (1708–1758), привезенная калмыками из столицы Тибета Лхасы в 1756 году. Перед тем как пуститься в дальний путь, База свернул древнюю грамоту в трубку и положил ее в дорожную суму.

   В июле 1891 года Монкочжуев двинулся из Дунду-Хурула на Сарепту и Саратов. В саратовских торговых рядах он закупил несколько пар шитых золотом сапог, бирюзовые серьги, шелк и бархат. Это были подарки для тибетцев.

   Путь к Байкалу проходил через Казань, Пермь, Тобольск, Томск и Иркутск. Оттуда База поспешил в столицу Монголии — Ургу (ныне Улан-Батор), куда он прибыл с двумя бывалыми бурятами.

   В Урге путешественник сделал приобретение, имевшее большую историческую ценность. Ему передали изображения нескольких панчен-лам Тибета, выполненные искусным художником.

   В январе 1892 года База Монкочжуев с калмыком Дорджи Улановым и тремя бурятами вышел из Урги на Алашань и Тум-бум. Достигнув Гумбума, База подробно описал этот знаменитый монастырь Северо-Восточного Тибета.

  


От Гумбума лежал путь к озеру Кукунор. База Монкочжуев обошел северный берег озера и вскоре очутился в безводной области Цайдам, среди солончаковых грязей и глинистой пустыни.

   7 июля путники поднялись на перевал Тан-ла и увидели впереди лиловое нагорье Центрального Тибета. Любознательный База собрал сведения о «каменном граде», выпадавшем когда-то там, в горячих ключах и источниках в южной пади хребта Дан-ла.

   У ворот Накчу-гомба — тибетской пограничной управы — калмыцкого путешественника приветливо встретили хранители границ «страны Цзу». Огромное впечатление на тибетцев произвела двухаршинная грамота седьмого далай-ламы, вынутая Монкочжуевым из седельной сумы.

   26 июля База увидел издали золотые вершины дворцов и храмов Лхасы. Навстречу пришельцу уже спешили выходцы из России, жившие в столице Тибета.

   Монкочжуев немедленно занялся осмотром и описанием главных храмов Лхасы. В августе калмыцкий пилигрим, посетив летний дворец Норбу-линка, поднес далай-ламе дары. В числе их были книга, русская золотая монета, буддийское изваяние. Червонец русской чеканки был подарен также престарелому наставнику далай-ламы.

   Далай-лама, в свою очередь, пожаловал Монкочжуеву куски тибетского сукна, чай и курительные свечи. При представлении Базы далай-ламе присутствовал один из высших сановников Тибета — сойбун, или чашник далай-ламы. Этот сановник был забайкальским бурятом Агваном Доржиевым. Он облегчил Базе знакомство с народом Тибета.

   Монкочжуев предпринял путешествие по Центральному Тибету. На лодке, обтянутой шкурой яка, верхом и пешком он обошел ряд примечательных мест.

   Галдан-ките он осмотрел гробницу основателя ламаизма Цзонхавы; останки этого поэта и философа покоились в гробу из чистого золота. Побывав на дороге Лхаса — Пекин, Монкочжуев и Дорджи Уланов обследовали затем известное европейцам озеро Ямдок.

   Путешественники представились панчен-ламе в городе-монастыре Даший-лхунбо, где возвышались тринадцать храмов, блиставших золотыми кровлями. Панчен-лама подарил гостям бур-хана, изготовленного руками одного из прежних панчен-лам.

   В обители Нин-нин гомба жила Доржи-пагмайн гэгэн, девушка, считавшаяся живым воплощением индийской богини Ваджра-вахи. Она, как и ее предшественницы начиная с XVII века, носила несколько странное имя «Алмазной свиньи». Объяснялось это тем, что богиня в своем первом перевоплощении якобы совершила чудо, превратив на время в свиней обитателей монастыря Самдинг, которым угрожала смертельная опасность со стороны джунгарских завоевателей. Живая богиня Тибета обладала огромными средствами и в 1892 году владела несколькими монастырями-замками, в том числе дворцом на озере Ямдок. Европейские ученые тогда не знали о культе Доржи-пагмайн гэгэн, и База Монкочжуев был первым, кто сообщил сведения об «Алмазной свинье».

   Ценны в научном отношении были также результаты встречи Монкочжуева с главою древней, когда-то могущественной секты Сакья в монастыре Шачжа.

   Шачжа-панчен, облаченный в красную одежду, принял калмыков, восседая на высоком троне. В монастыре Шачжа находился самый большой во всем Тибете семиэтажный храм, пять кумирен с золотыми кровлями и богатейшая библиотека. Этот оплот «красношапочных» буддистов-сектантов в Тибете до тех пор не был описан в литературе.

   Зиму 1892/93 года База Монкочжуев и Дорджи Уланов провели в Лхасе. Они продолжали свое общение с Агваном Доржиевым, бурятом-чашником далай-ламы, удивляясь могуществу, которым обладал их соотечественник в Тибете. «Не было еще человека, который так возвысился бы в Тибете, как он», — писал База.

   Хранитель печати владыки Тибета, дэму-хутухта, тоже покровительствовал гостям из России. Он подарил им сочинение «Джаддомба».

   Бывая в монастыре Нартан-кит, База изучил там типографское дело. Искусные мастера печатали с резных деревянных досок знаменитые книги «Ганьчжур» и «Даньчжур», являвшиеся грандиозными энциклопедическими сводами различных отраслей знаний.

   Велика была радость Базы, когда он получил в подарок от далай-ламы свыше ста томов «Ганьчжура». Семнадцать человек были заняты переноской этих книг в лхасский дом, где жили База и Дорджи Уланов. Они зашивали «Ганьчжур» в тюки из бычьих шкур.

   В начале 1893 года калмыки вновь побывали в чертоге далай-ламы. Он подарил гостям изваяние Сакья-Муни и еще одно тибетское сочинение. Хранитель печати преподнес Базе позолоченного бурхана.

   4 марта 1893 года Монкочжуев и Уланов вышли в обратный путь. Они долго пробыли в Гумбуме и лишь поздней осенью двинулись по дороге в Пекин. В столице Китая они прожили месяц, пользуясь гостеприимством своего соотечественника бурята Гомбоева, имевшего торговое дело в Ли-гуане.

   На морском рейде Ханькоу дымил русский пароход «Саратов». В конце мая корабль вышел в плавание. База и Уланов, повидав Сингапур, Коломбо, Перим, Суэц, Константинополь, высадились в Одессе. Люди, побывавшие на высотах Тибета, спешили на родину. В июне они были в Сарепте.

   Вскоре Дунду-хурул встречал отважных путешественников. Земляки с удивлением разглядывали редкостные подарки далай-ламы. Двухаршинный пергамент 1766 года был снова положен на полку дунду-хурульской библиотеки.

   Так закончилось это замечательное путешествие в Тибет.

   Уединившись в библиотеке Дунду-хурула, путешественник начал работу над книгой. В 1896 году в калмыцкие степи приехал знаменитый русский востоковед Алексей Позднеев. Он узнал о хождении Базы Монкочжуева в Тибет и поспешил отыскать калмыцкого пилигрима.

   База доверил А. М. Позднееву подлинник своего сочинения. Неутомимый русский ученый в самый короткий срок перевел и издал, сопроводив ценными примечаниями, книгу скитаний Монкочжуева. «Сказание о хождении в Тибетскую страну Мало-Дербетского База-бакши. Калмыцкий текст, с переводом и примечаниями, составленными А. Позднеевым. С.-Петербург, 1897» — так называлась она в русском издании.

   Дальнейшая судьба Базы Монкочжуева, носившего также имена Бадмы и Лобсан-Шараба, неизвестна. Спутник Базы, преданный ему Дорджи Уланов, умер вскоре после возвращения на родину.

   Где же находится сейчас подлинник рукописи путешественника? Где искать двухаршинный пергаментный свиток грамоты далай-ламы, хранившийся в Дунду-хуруле? А сто три тома «Ганьчжура» и другие книги и предметы, привезенные Базой из заоблачной страны?

   Разрешить эти вопросы могут краеведы и историки Калмыцкой области, чтящие память своего отважного земляка, обогатившего мировую литературу по изучению Тибета правдивым сказанием о своем трудном походе в загадочную страну.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: