В ПОИСКАХ БЕЛОВОДЬЯ

Сергей Марков "Вечные следы" 

 

   Это было 10 августа 1898 года.

   Огромный лапчатый якорь опустился на дно. С борта океанского корабля на пристань Сайгона в числе приезжих сошли два широкоплечих бородатых человека в картузах с малиновыми околышами. Над Сайгоном плыл колокольный звон. Путники направились в ту сторону, откуда доносились звуки колокола, и вскоре разочарованно остановились у дверей сайгонского католического собора. Потом они побрели по вымощенным щебнем широким улицам города, осматривая столицу Кохинхины, побывали на рынке и площади с дворцом французского губернатора.

   Выйдя за городскую черту, странники увидели обезьяну, сидевшую на пеньке. Они угостили ее грецким орехом и снова повернули к Сайгону, Там они искали «московского консула», но так и не нашли его. За бородатыми людьми, так же как когда-то в Индии за Афанасием Никитиным, шли толпы местных жителей.

   «Вероятно, этот народ не видал русского человека, поэтому они и дивились», — записал в свою дорожную книжку один из приезжих. Возвратившись на пароход, путники сказали своему третьему товарищу, ожидавшему их, что никаких видимых признаков Беловодского царства они не нашли. Среди пассажиров парохода случайно оказался русский образованный человек. Сняв перед ним картузы, путники спросили земляка:

   — Не слышали ли вы, где находится город Левек, столица Беловодья?

   — Такого города нет. А на что он вам?

   И три искателя Беловодья, уже в который раз, рассказали новому знакомому историю своих скитаний.

   …В XVIII веке среди русских старообрядцев распространилось сказание о хожении старца Марка Топозерского в Беловодье. Марк Топозерский будто бы прошел из Сибири в «степь Губарь» (Гоби), достиг Китая и «Опоньского государства». Где-то в относительном соседстве с последним, в пределах «окияна-моря», и лежало будто бы Беловодье — заповедная страна древлего благочестия, где жили русские люди и стояли старообрядческие храмы.

   Легенда о Беловодье, вероятно, была основана на действительных путешествиях русских людей в страны Тихого океана. Она определенно перекликается, например, со сказанием о древнейшем русском поселении к северу от Юкона, возникшем задолго до освоения Аляски русскими мореходами.

   Беловодье приурочивали и к Гавайским островам, что несколько соответствовало истине, поскольку в первой четверти XIX века там действительно были русские поселения.

   Легендарное Беловодье помещали также близ Филиппин.

   Известны случаи, когда Беловодское царство искали со стороны Алтая, углубляясь в Западный Китай. Лет сто назад пятьдесят семей алтайских хлебопашцев и охотников достигли области озера Лобнор, а Рахманов, житель станицы Алтайской, дошел до северного порога Тибета.

   В конце XIX века Беловодье отождествили уже с Индокитаем. Вскоре новочеркасский казак Д. П. Шапошников снарядил в Беловодье экспедицию уральца Варсонофия Барышникова, но она сумела добраться только до Бомбея и Малабарского берега.

   В начале 1898 года состоялся съезд уральских казаков. Они вынесли удивительное решение — послать достойных выборных лиц «осмотреть восточный Индокитайский полуостров и прочие восточные острова». Этими исследователями и были Онисим Барышников, Вонифатий Максимычев и Григорий Хохлов — люди в фуражках с малиновыми околышами.

   Уральцы отправились из Одессы в далекий путь — к «Канбойскому царству» (Камбодже), Кохинхине и далее — искать чудесный град Левек.

   Любознательные странники собирали в пути ценные данные. В дневнике их путешествия — заметки о Русском подворье в Константинополе, о следах старой русской культуры на Афоне и в Салониках. Они прослышали о русском поселке близ Смирны и с удовлетворением отметили, что им не раз встречались арабы, говорившие по-русски.

   Странники описали плодородие и богатство Цейлона, способы лова рыбы у его берегов. Холмы Суматры они называли на свой, уральский лад «ма́рами».

   …Хотя русский знакомый на пароходе, показав казакам карту Индокитая, разуверил их в существовании мифического града Левека, они все еще надеялись достичь границ Беловодья.

   Когда пароход миновал Гонконг, толщу морских вод прорезали струи мощных течений белого цвета.

   — Не здесь ли Беловодье? — переговаривались странники.

   Долго ли, коротко ли, но вдохновенные искатели приплыли наконец во Владивосток и через Сибирь проследовали на родину.

   В 1900 году В. Г. Короленко приехал в область войска Уральского и услышал о путешествии казаков в Индокитай.

   К тому времени Вонифатий Максимычев успел напечатать в местной газете и даже выпустить отдельной книжечкой описание скитаний в Индокитае, Китае и Японии. Книжечку эту жадно расхватывал простой люд.

   В. Г. Короленко, оценив важность путешествия казаков, разыскал в станице Кирсановской второго участника знаменитого «хожения» — Г. Т. Хохлова. Искатель Беловодья показал писателю небольшую книжку, исписанную полууставом, — дневник путешествия 1898 года. После хлопот Короленко Русское географическое общество издало в 1903 году записки Григория Хохлова.

   Через год кто-то из земляков Хохлова, а может быть, и он сам посетил Льва Толстого в Ясной Поляне. Гость рассказал великому писателю о поисках Беловодья.

   Вся эта история полностью еще не восстановлена. Надо отыскать редчайшую книжечку В. Д. Максимычева, документы того времени и, объединив их с книгой Г. Т. Хохлова, издать эти свидетельства давних связей русского народа с народами Востока.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: